Интервью с Пиви о новом составе и о уходе старого.

Pascal: Чем занимался Rage после тура по Испании в феврале?

Peavey: У нас начались проблемы ещё задолго до этого тура. Около двух лет назад установился барьер между мою и остальной командой, особенно между мною и Спиросом, который был представителем остальных. Они начали казаться неудовлетворенными и постоянно жаловались на нашего делового партнера - Drakkar. Они говорили что-то вроде: "Они обкрадывают и обманывают нас" и "Мы должны сами управлять своими делами". Я спросил их: "И кто из вас собирается этим заниматься? Вы знаете, сколько труда требуется вложить в это дело?" Они смотрели на вещи не так, как я и поэтому продолжали говорить об этом. Я всегда готовм обсуждать проблемы и пробовать решать их демократическим путём, но тут вопрос стоял жёстко: "Да" или "Нет", я сказал "Нет" - У меня был подписан контракт со звукозаписывающей компанией, я не мог просто сказать: "Я с вами больше не буду работать".

Pascal: Так значит, что большинство проблем были связаны с бизнесом?

Peavy: Так проблем то и не было, в этом и есть суть! Нам платили деньги, мы их между собой делили. В последнее время дела шли превосходно, записи хорошо продавались. Проблем не было. Мы должны были начать запись нового альбома, должны были радоваться тому, чего достигли. Но всё что я слышал - жалобы. Я просто перестал на них реагировать, потому что они стали слишком частыми, я надеялся, что время всё расставит по местам. Но потом, в середине мая, прямо на пол пути к завершению альбома они просто сказали, что уходят из группы.
Даже прошлой осенью, когда мы приехали из Японии, проблемы начались. Я сказал им: "Так, всё, достаточно. Я никого не заставляю играть в группе. Если кто-нибудь хочет уйти, пускай уходит. Работа над альбомом XIII закончена и настало время подумать над тем, что тебе нужно."
Я надеялся, что Крис не примет участие во всей этой ерунде. Он всегда был вне споров, и он был недоволен этими вещами. Он был тихий, так что я был удивлён, когда узнал, что он тоже уходит.

Pascal: Так это же был его брат...

Peavy: Да, конечно, помоему это и была основная причина ухода.
В любом случае всё шло к этому, я не говорил: "О нет, ладно тебе, ты не может сделать это, это твоя группа, твой ребёнок, мы хотим продолжать". Потом я просто сказал: "Ладно, мы больше не будем об этом говорить. Ты знаешь, что я об этом думаю, я говорил тебе об этом ещё когда ты пришёл в группу и я говорил их тебе сейчас. Ты всегда получал то, что тебе нужно. Мы всегда всё делили между собой, у тебя были новые гитары бесплатно, всё, что ты хотел, всё было прекрасно. Это не моя вина, что ты больше не доволен этим. Если ты считаешь, что ты должен стать кем-то большим, то сделай это. У тебя было много свободного времени. Группа требует от тебя всего 3 месяца твоего годичного времени, а остальное время ты можешь проводить как захочешь". RAGE никогда не был работой на целый день, он не требовал от тебя работать, как сумасшедший весь день

Pascal: А ты всегда был доволен работой звукозаписывающей компании и менеджментом?

Peavy: Я очень доволен делами, у меня нет с этим проблем. Поэтому я не могу понять, что им не нравилось. Возможно, всё это произошло из-за недостатка опыта, ни Спирос, ни Свен не делали больших успехов в шоу бизнесе, до тех пор, пока не пришли в группу. По сути, Спирос пришёл в Rage новичком. Он никогда раньше не играл в группах, он пришёл и начал получать деньги с первого же момента, он получал гитары, побывал на туре по Японии, но он почему-то думал, что всё это происходит именно из-за него и что так будет всегда. Наверное, он не разбирался в деловых отношениях группы, это единственное объяснение его уходу. Я говорил ему: "Хорошо, давай работать дальше, положим конец всем разногласиям и давай начнём работать над новым материалом. И я не хочу, чтобы проблемы возникли в самый разгар работы и не хочу, чтобы вы опять бросали мне это в лицо." Они все пообещали, что всё будет Ок: "Да, с нами всё Ок. Давай продолжим работать и запишем новый альбом". Тогда я сказал: "Хорошо, тогда садимся за работу и будем работать без разногласий, как договорились". А потом, в середине записи, я как раз начал сводить альбом, они все встали и ушли.
В студии мы все работали по отдельности, каждый делал свою работу, так что я не понимал, что между нами происходит. Я писал вокал в одной студии, они писали гитары в другой. Мы не были сплочёнными, поэтому результат получился немного хаотичным. Некоторые гитарные партии, которые были обсуждены на демо записях, так и не были записаны. Мы всё детально обсуждали, но некоторые вещи так и не записали. Christian Wolff так же был не с нами, т.к. он работал с оркестром в другой студии. Так что каждый работал сам по себе. Причина была в том, что мы хотели записать альбом очень быстро и мы думали, что 3 студии нам помогут. И из-за этого мы меньше общались во время записей. Мы были вместе только в начале записи. После этого я больше не видел их.
Я был удивлён происшедшим, я не ожидал такого поворота судьбы. Этот удар был тяжек для меня. Прежде всего потому, что это не было необходимо. Если они была так несчастливы, то они знали об этом ещё до записи альбома.
Сейчас они собирают свою группу. Она будет играть в стиле Pearl Jam, но я не уверен, я ничего о них ещё не слышал. Но очевидно, что у них уже была идея и стиль ещё до того, как они покинули Rage. Я думаю, что они начали строить планы уже давно. Но никто мне об этом не говорил, я чувствовал себя лишним, это было не очень приятно. Ещё до начала записи, я разговаривал с Mille (Petrozza, лидер группы Kreator) и он сказал мне, что остальные хотят создать группу. Он спросил меня: "У тебя есть музыканты или уже нет?". Я спросил: "Почему?" Он ответил "Они ведь планируют создать что-то своё, они уже ушли от тебя?" Я сказал: "Я ничего подобного не слышал".
Было действительно странно. Они были моими друзьями, они могли хоть что-то сказать мне. Они могли играть в своей группе, но и одновременно играть в RAGE. Это больно, скажу я вам. И никто мне так и не дал чёткого объяснения своего ухода. Единственное что они мне сказали, это была полнейшая глупость, так это то, что со мной материально невыгодно работать. Это просто ерунда! Я не понимаю их. У нас было достаточно денег. Я никогда не получал больше, чем они.

Pascal: Я прочёл в журнале "Hammer", что Christian Wolff так же закончил работать с RAGE.

Peavy: Christian Wolff никогда не являлся членом группы. Он был временно приглашён в студию, где мы записывали последний альбом. Он работал с нами, как продюсер и его время кончилось. Он не хочет работать на выступлениях с нами, потому что он не может представить себе, чтобы он и целый оркестр продолжали играть с нами. Christian Wolff работает только на себя. Он никогда реально не работал на RAGE, он работал на себя. Он использовал RAGE, как возможность основаться на сцене.

Pascal: Wolff был очень важен для "классической части" RAGE, он писал все оркестровые партии и делал аранжировки для альбомов Lingua Mortis и XIII ...

Peavy: Должен заметить, что он сделал хорошую работу, не могу жаловаться на него. Это ещё одна причина, по которой я не могу понять, почему он бросил это дело сейчас, а не раньше или позже. У них, наверное, какая-то персональная ревность ко мне, но ведь именно я привёл их на профессиональную музыкальную сцену. Я не хочу опять вспоминать эти вопросы, я хочу смотреть дальше и я действительно доволен Майком и Виктором, я рад, что мы собрались в единый коллектив. Сейчас мы действительно "kick-ass"(имеется ввиду выражение - дающая жару) группа. Я не хочу вспоминать о том, что произошло в прошлом.
Конечно, я в центре всей этой истории. Фанаты столкнулись с этой ситуацией и не совсем уверены в том, что происходит. Я знаю, что будет много людей, которые расстроятся из-за этого и буду волноваться. Множество людей любили группу такой, какая она была. Это было прекрасное время и мы сделали много хорошего, но для меня это был шок. Я только сейчас начинаю отходить от этого, поэтому стараюсь держаться подальше от всего этого. Может через год я смогу более спокойно говорить об этом.

Pascal: Хорошо, я хочу поговорить о новом составе. Как ты нашёл людей? Мои первые впечатления от состава были: "Ух ты, что это, звёздная группа?" Например, Майк Террана выглядит, как "новый Jörg Michael". Он играл с Yngwie Malmsteen, работал с Gamma Ray и на данный момент работает с Roland Grapow (Helloween), Axel Rudi Pell и с Metalium. И сейчас он играет в RAGE. Как это получилось?

Peavy: Он перестал играть с Metalium. Roland и Axel - просто его работа, ему платили за то, что он делал. Это всё не похоже на то, что будет у него с RAGE. Он приехал в Германию и он должен был зарабатывать деньги, чтобы жить, так что он делал то, что мог.
Я не знал ни Майка, ни Виктора раньше. Конечно, я слышал их имена, и я имел представление о том, кто они такие. Но я с ними никогда не общался. Тогда, когда я был один, без группы, мой менеджер - Boggi Kopec и я разговаривали о том, что делать. Мы обсуждали всё и вся, а потом он произнёс несколько имён, мы остановились на двух. Мы знали, что Майк Террана был в Германии и искал работу. И мы знали, что Виктор много работал, как студийный музыкант. Мы подумали, может спросим их? Так и сделали, вот так мы и оказались вместе. Оба были очень рады и согласились сразу же. Мы порепетировали вместе, получилось так здорово, что мы все чувствовали: "Уау, что-то особенное произошло!". С самого начала мы поняли, что мы можем сделать что-то из всего этого. Нам был дан шанс сформировать супергруппу, о которой Rage и мечтать не мог раньше, как в музыкальном, техническом, так и в людском плане. Они оба серьёзные, взрослые люди, которые смотрят на вещи с абсолютно разных углов. Я даже почувствовал, что немного вырос и мне казалось, что это судьба нас свела вместе (смеётся). То, что случилось не контролировалось нами. (смеётся)

Pascal: Так новые участники Rage полностью заняты группой? Для Майка это не просто очередной проект, он действительно ударник Rage?

Peavy: Да, определённо. Мы теперь постоянная группа и мы даже подписали контракты между собой.

Pascal: Виктор играет с группой Mind Odyssey. Что будет с этой группой дальше?

Peavy: Я с ними и останется. Виктор сделал многое, я даже не могу перечислить всё это. Он самый настоящий трудоголик, Супермузыкант! Он может сделать всё, что ты скажешь: Он пишет симфонии, играет их с оркестром, он играет почти на любом инструменте, который Вы можете назвать и при чём играет уже 20 лет, он изучал всё то, чему можно научиться в музыке. Он начал играть в 5 лет. Вы конечно знаете, что он сын Русского композитора - Дмитрия Смольского.

Pascal: Это устраивает "новый" RAGE: Металическая часть и оркестровая, всё вместе.

Peavy: Да, это хорошо работает. Виктор может делать то, что делал Кристан Вульф, так же он может выполнять работу и Свена и Спироса. А когда он играет, то кажется, что играют десятки гитар одновременно.

Pascal: Всё идёт к моему следующему вопросу: я был удивлён, когда узнал, что новый состав состоит из одного гитариста. Изменение в составе 1994 года было как раз из-за того, что ты хотел взять ещё одного гитариста, именно поэтому Манни и решил уйти. Ты был рад, что у тебя играли два гитариста. Но теперь играет опять один. В чём причина данного решения? Разве чего-то не хватает?

Peavy: Я был уверен, что старого не вернуть. Но когда мы втроём сыграли, чувства того, что гитары не хватает, исчезло. Виктор удивителен. Я ещё не слышал людей, которые играли бы на гитаре так же, как он. Он на совершенно другом уровне. Если бы Виктор не был таким отличным гитаристом, то мы бы точно добавили вторую гитару, а так нам хватает и одной. Я никак не мог поверить в это, его звук был очень сильным и наполненным. Мы практиковали программу для выступления в Wacken и всё было замечательно. Нас просто унесло - группа ещё никогда так не звучала (смеётся)

Pascal: Вы будете играть новые песни с Ghosts в Wacken?

Peavy: Да, одну песню. Она называется "Back In Time".

Pascal: Замечательно! Так значит нам не так долго осталось ждать до выхода нового альбома Ghosts?

Peavy: Выпуск намечен на 4 октября 1999 года. Мы задержали выход из-за всех этих проблем с группой и из-за того, что Виктору надо было переписать некоторые гитарные партии.

Pascal: Все партии?

Peavy: Почти все, но не к трём последним песням. Он переписал примерно две трети всей гитарной работы. Так же всё упиралось в деньги. Я бы хотел вообще переписать всё, ударные Майка тоже, но мы не могли позволить себе лишнее время в студии.

Pascal: Так ударные на альбоме так и останутся записаны Крисом?

Peavy: Да, потому что запись стоит дорого.

Pascal: Так соло и гитары записаны Виктором. Получается, что альбом будет чисто как "прощание" со старым составом.

Peavy: Нет, я бы назвал это плавным переходом.

Pascal: У фанатов есть много вопросов по поводу нового альбома. Старые фаны скучают по тяжести и скорости. Новый альбом будет следующим шагом от XIII или в него буду просто внесены более мощные элементы?

Peavy: Мы просто внесли новые изменения. Я бы сказал, что Ghosts это следующий шаг к XIII, а сейчас, когда Виктор пришёл в группу, будет больше гитарных элементов. И сейчас, думаю я могу забежать вперёд и сказать, что оба участника группы любят хеви-метал, так что в будущем мы, возможно, вернёмся к временам, когда Манни играл в группе.
У Виктора есть свой собственный стиль игры, он может играть очень разную музыку. Мы играли некоторые старые песни, которые тогда играл Манни и результат оказался превосходным!

Pascal: Мы можем ожидать возвращения "звуков от двух бас бочек", которых так не хватало на последнем альбоме?

Peavy: Майк Террана полнейший профи по игре на двух бас бочках. Вы наверное догадываетесь, как это будет звучать! (смеётся)

Pascal: RAGE постоянно растёт в популярности. Были ли продажи альбома XIII более высокими? Как фанаты разных стран реагируют на последний альбом?

Peavy: Германия совершила большой скачёк вперёд, продажи увеличились почти втрое. А вот в Японии продажи уменьшились. Всё дело в финансовом кризисе, из-за которого продажи альбомов многих групп упали.

Pascal: Да, группы типа Helloween имеют проблемы в Японии.

Peavy: Да и это серьёзная проблема для них. Продажи упали на две трети. И они падают с каждым месяцем. Я не знаю, что произойдёт дальше.

Pascal: Так ли то, что лучший рынок тяжёлого метала перемещается в южную Европу, Испанию, Грецию, Италию?

Peavy: Да, СЕ сейчас заметно поднялась, но всё это похоже на волну, то поднимется, то опустится. Одна страна включается, другая уходит, это нормальный процесс.

Pascal: Одно место, которое действительно может подняться в ближайшее время это Восточная Европа...

Peavy: Да, я уверен, что скоро и мы туда заглянем. Виктор играл в Русской группе, которая была мультиплатиновой, продажи достигли около 20 миллионов.

Pascal: Он был тогда ещё ребёнком, так?

Peavy: Ему было 14 лет, когда он пришёл в группу и стал маленькой суперзвездой. Много людей знают его и всё ещё поддерживают с ним "связи". Мы хотим устроить тур по России и по остальным частям Восточной Европы следующим летом, когда будет потеплее.

Pascal: Я получаю много электронных писем от фанов из России, Чехии и других стран ВЕ. Они находятся в топе в списке первых 15и стран по посещаемости нашего сайта.

Peavy: Я думаю много Россиян будут рады тому факту, что в группу пришёл Виктор Смольский. Забавная комбинация: Русский, Американец и Немец. Три величайших блока в одной группе теперь. (смеётся)

Pascal: Америка - мой следующий вопрос. Мы слышим больше и больше о том, что метал возвращается в Америку.

Peavy: Забудь! Метал никогда по настоящему не возвращался в Америку. Спроси Майка, он только что оттуда. Он тебе расскажет, что там происходит.

Pascal: У него были причины приехать в Германию.

Peavy: Это и было причиной. Он хотел играть хеви метал, а не хип-хоп и всё подобное ему. Рок музыка едва ли там уживается, что уж говорить о метале. Конечно, там есть андерграундная сцена. Я бы с радостью поехал в Америку, но особенно желания нет. Это было бы финансовым самоубийством.

Pascal: И в заключении, ты всё ещё общаешься с бывшими членами Rage?

Peavy: Достаточно часто, вчера, почти все, кто играл в Rage встретились в Хэрне, в доме, где мы практикуемся. У нас проходят вечеринки каждый год. Бывший состав был там, Манни тоже и два гитариста, которые играли на альбоме Reign Of Fear. Не хватало только Jörg Michael. Я всё ещё контактирую с ними, только вот члены бывшего состава не разговаривают больше со мной. Ефти был моим другом почти 20 лет, так он тоже не разговаривает со мною. Он только говорит "Привет" и это всё, что я слышу от бывшего состава.

Pascal: Нужно немного подождать. Всё изменится со временем.

Peavy: Конечно. Возможно 6 месяцев. Время - великий целитель.
Но мы знаем, что мы продолжаем двигаться вперёд, людям надо привыкнуть к новым лицам. А звук стал действительно лучше.

Перевод на Русский: Rick
Интервью проходило 1 августа 1999 года
© 1999, Pascal Keller, веб-мастер официального фан-клуба RAGE http://gonow.to/rage

Комментарии к интервью "Интервью с Пиви о новом составе и о уходе старого."

Для того, чтобы оставлять комментарии, Вы должны быть авторизованы на сайте.

Реклама:

Рецензии

Seasons of the Black - Тёмные времена

Второй альбом Rage после реформации состава в 2015 году. Лидер группы Петер "Пиви" Вагнер действительно обрёл "второе дыхание", а то и "третье". Новые музыканты -...

7 из 10, Alex2

Реклама