Peter 'Peavy' Wagner - "20 лет на эстраде"

Peter 'Peavy' Wagner - "20 лет на эстраде"

Питер Пиви Вагнер

В этом году Rage отмечают свое двадцатилетие. За прошедшие два десятка лет в группе произошло множество событий и, несмотря на огромное количество интервью, которое дали Rage за свою историю, ряд вопросов, связанных с жизнью и творчеством музыкантов, по-прежнему остается тайной, покрытой мраком, а многие факты из истории группы с течением времени оказались просто забыты. Поэтому мы и предложили Питеру "Пиви" Вагнеру перенестись в прошлое и вспомнить наиболее интересные моменты своей карьеры.

Pink Bubble: - Расскажи о том, как ты начал увлекаться музыкой.

Peavy: - Я начал слушать музыку, когда мне было лет 7-8. Тогда я слушал, в основном, классику в переложении для гитары и, конечно же, The Beatles. Я слушал пластинки на плохоньком проигрывателе Loewe Opta - эта модель выпускалась в Германии в начале 70-х. Самой первой пластинкой, которая у меня появилась, стал альбом The Beatles "Live At The Hollywood Bowl". Когда мне было лет девять, я начал учиться играть на акустической гитаре. Ну а что касается тяжелой музыки, то, как и многие, кое-что я услышал по радио, кого-то увидел по телевизору, о ком-то прочитал в журнале... Помню, что в конце 70-х я приобрел несколько пластинок Motorhead и стал большим фэном Лемми и Ко. Лемми тогда был моим кумиром, глядя на него, я и решил отращивать хайр!

PB: - Какой первый концерт ты посетил?

Peavy: Это был концерт The Police - он проходил как раз в день рождения Стинга. The Police мне очень нравились! (Впоследствии Rage записали кавер-версию песни The Police 'Truth Hits Everybody', которая вошла на "Refuge" EP (1993) - PB).

PB: - Как называлась твоя первая группа?

Peavy: Наше трио называлось "The Dark Lights". Я играл на гитаре, на басу играл Томас Уигман, а на барабанах - Торстен Книттель. Кстати, Торстен - мой сосед, и мы дружим с ним до сих пор!

PB: - Помнишь ли ты ваш первый концерт?

Peavy: Наше первое выступление состоялось в небольшом клубе, в котором мы репетировали. Команда, которая должна была выступать в тот вечер, по каким-то причинам не смогла приехать, и нас попросили сыграть вместо них. На дворе была зима, и поэтому я был в утепленных резиновых сапогах зеленого цвета. И перед нашим выходом на сцену я, можно сказать, довольно сильно "наложил себе в штаны" - представляешь, как я тогда нервничал! (смеется).

PB: - Как относились родители к твоим музыкальным увлечениям?

Peavy: Конечно, все это им совсем не нравилось.

PB: - Мешало ли твое увлечение музыкой учебе в школе?

Peavy: Скорее да, чем нет. В конце концов, меня просто выгнали из школы за неуспеваемость. Я не любил учиться, и не очень-то стремился стать прилежным учеником. Сейчас, спустя много лет, я понимаю, что мне надо было закончить школу - это дало бы мне шанс на последующее образование. Но сейчас уже слишком поздно думать об этом.

PB: - Я слышал о том, что Avenger был создан Альфом Мирратеном (гитара), Яном Юлдиралом (ударные), Йохеном Шредером (гитара), Клаусом Мюллером (бас) и Питером Бурцем (вокал). В те времена Кристос Эфтимиадис был барабанным, а ты - гитарным техником в Avenger. Затем Питер Бурц и Ян Юлдирал решили уйти в создаваемый тогда Экселем Руди Пеллем Steeler, ты занял место Бурца у микрофонной стойки, а на место за ударной установкой вы пригласили твоего соратника по Der Riss Йорга Михаэля. С этого момента и началась новая история Avenger. Правда ли это, или события развивались иначе?

Peavy: Извини, но это полная чушь! Альф и Йохен решили сколотить крутую команду, и стали искать подходящих музыкантов. Кстати, до этого они играли с Яном в группе Jath. Клаус и Питер помогли Альфу и Йохену записать часть первого демо Avenger, но оно так и не было завершено, поскольку Питер был занят в Steeler, и, вдобавок к этому, к тому времени он уже пригласил Яна играть вместе с ним. Питер был очень хитрым, и поэтому он пообещал Альфу и Йохену, что он поможет им договориться с Яном, чтобы тот стал участником их новой группы. Но до дела так и не дошло. В то время я репетировал с Альфом и Йохеном на одной репетиционной базе, и тогда я стал подумывать о том, чтобы создать серьезную команду. Поэтому, когда Альф и Йохен остались одни, я предложил им сформировать металлическую группу. Мы взяли название Avenger и стали сочинять материал. Йорг Михаэль присоединился к нам примерно год спустя - он откликнулся на наше объявление в газете, мы с ним не были знакомы до этого. Что касается слухов о том, что Кристос и я были техниками в Avenger - то это полная чепуха! Ни Крис, ни я никогда не были техниками ни у одной группы.

PB: - Расскажи немного о тех временах, когда ты играл в "Der Riss". Почему группа успела выпустить только один альбом, "They All Do...Image" (198...)?

Peavy: В переводе с немецкого название этой команды означает "крэк". Это была панк-группа, к которой я присоединился в самом конце ее существования. Эта группа была создана Йоргом Михаэлем и Геральдом Вилькесом, и я стал гитаристом команды. К концу 1985-го мы с Йоргом стали сильно заняты работой в Avenger, и уже не могли уделять "Der Riss" должного внимания. Так что мы приняли решение распустить группу.

PB: - Правда ли, что первое демо Avenger было записано без твоего участия?

Peavy: Как я уже упомянул, Альф, Йохен, Клаус и Питер работали над песнями, но так и не смогли доделать их до конца. Тогда это был еще не Avenger. Впоследствии мы использовали некоторые музыкальные идеи с этого демо при написании вещей Avenger.

PB: - Где и когда была сделана первая запись Avenger с твоим участием?

Peavy: Первое демо Avenger было записано зимой 83-го в небольшой студии в Херне. На демо вошли 4 вещи: 'Battlefield', 'Destination Day', 'Assorted By Satan' и 'Faster Than Hell'.

PB: - Кто был основным композитором в группе, а кто сочинял тексты?

Peavy: Большую часть музыки сочиняли мы с Йохеном, кое-какие идеи предлагал Альф. Что же касается текстов, то большую их часть писал я, кое-что написал Альф.

PB: - Думал ли ты в то время о том, как будет развиваться твоя музыкальная карьера? Был ли Avenger лишь хобби, или ты уже тогда твердо решил заниматься музыкой профессионально?

Peavy: Конечно, Avenger был нашим хобби! Мы мечтали записать альбом, выступать с концертами... Но тогда я даже и не предполагал, что стану зарабатывать себе на жизнь музыкой!

PB: - Как вам удалось заключить свой первый контракт на выпуск альбома?

Peavy: Мы отослали наше демо в несколько звукозаписывающих компаний, и Wishbone Records были первыми, кто предложил нам контракт. Впоследствии мы получили несколько более выгодных предложений от других компаний, но уже было поздно - мы уже подписали контракт с Wishbone. Потом мы поняли, что это было ошибкой. У Wishbone Records не было своей сети дистрибьюции, да и состояла эта компания из одного человека - генерального директора, Ферди. Он был весьма доброжелателен к нам, но, к сожалению, ничем не мог нам помочь в нашей карьере. Поэтому наш следующий альбом мы решили выпустить на другом лэйбле. Ну а вскоре после этого компания Wishbone прекратила свое существование.

PB: - Сколько времени ушло на запись первого альбома Avenger, "Prayers Of Steel" (1985)? Удовлетворило ли вас качество записи и результат работы Ральфа Хуберта в качестве продюсера?

Peavy: На запись ушло около двух недель. Ральф Хуберт - отличный музыкант и продюсер, и он превосходно справился с поставленной задачей! Я и сейчас считаю, что в том, что касается звучания пластинки, первый альбом Avenger - одна из лучших металлических работ того времени.

PB: - Состоялся ли тур в поддержку альбома?

Peavy: Нет, тура в поддержку "Prayers Of Steel" не было. Тем не менее, тогда мы много выступали - в основном мы играли вместе с Destruction.

PB: - Расскажи немного о своей работе в Mekong Delta. Участвовал ли ты в записи дебютного альбома группы?

Питер Пиви Вагнер

Peavy: Ральф Хуберт, Йорг Михаэль и я создали Mekong Delta в 1985-м. Ральф продюсировал альбом Avenger, и порой после работы в студии мы, просто ради хохмы, начинали возиться с его музыкальными идеями - я играл на гитаре. Некоторое время спустя мы записали демо, а потом решили записать и полноценный альбом. Мы пригласили играть с нами гитаристов из Living Death, а я занял место у микрофонной стойки. Мы записали альбом, но Noise Records запретили выпуск пластинки, партии лидер-вокала на которой исполнял бы я - ведь у меня был контракт с Noise на эксклюзивную работу в составе Rage. Поэтому на место вокалиста был приглашен Бобо, а я записал партии бэк-вокала и написал все тексты для 3-х первых альбомов группы.

PB: - Почему ты ушел из Mekong Delta?

Peavy: Остальные музыканты хотели, чтобы та сумма, которая причиталась мне за работу в Mekong Delta, доставалась бы им. Я был с этим не согласен, и ушел из группы.

PB: - В Европе уже существовала команда с названием Avenger, и спустя некоторое время вам пришлось сменить название группы. Кто придумал название "Rage"?

Peavy: Это была идея Йорга Михаэля.

PB: - Номера с дебютного альбома Rage сильно отличаются от материала, записанного с Avenger. Почему вы решили сменить стиль?

Peavy: Мы не меняли стиль, просто мы развивались как музыканты. Вдобавок к этому, на нас оказало большое влияние работа с Ральфом Хубертом.

PB: - В 87-м ты расстался со всеми музыкантами второго состава Rage. Почему?

Peavy: Дело в том, что Йорг Михаэль и Руди Граф хотели играть другую музыку под другим названием - нечто в духе Bon Jovi. Я же хотел продолжать работу под маркой Rage - поэтому наши пути и разошлись.

PB: - Ходили слухи, что в 87-м у тебя были проблемы с законом, и ты чуть не попал в тюрьму. Это правда?

Peavy: Нет, это полная чушь! Ни у меня, ни у Rage никогда не было проблем с законом.

PB: - Почему в 1988-м году ты остановил свой выбор на Манни Шмидте и Кристосе Эфтимиадисе?

Peavy: В тот самый день, когда я принял решение продолжать работу под названием Rage, в здании, где находилась наша репетиционная база, я встретил Криса. Мы были знакомы с ним еще со школы, и я знал, что он барабанит в какой-то команде. Я предложил ему поджемовать, он сел за ударную установку, и мы сыграли несколько вещей Accept и что-то еще. Вместе с нами тогда была моя подружка, которой очень понравилось, как играет Крис. Она сказала, что Крис - это тот самый барабанщик, который мне нужен. Я предложил Крису попробовать поиграть в Rage, но он сомневался в том, что уровень его игры подходит для нашей команды. Мне пришлось долго его убеждать, и, в конце концов, Крис согласился попробовать. Спустя некоторое время, один мой знакомый дал мне телефон Манни, заверив меня, что Манни - тот самый гитарист, которого я ищу. Я позвонил, и пригласил Манни на репетицию, после которой он и стал участником Rage. Мне очень понравились стиль и уровень его игры, хотя до этого Манни играл лишь в небольшой местной команде - она называлась Vodka. Самым неудобным было то, что тогда Манни работал водителем грузовика в какой-то крупной компании, и, вдобавок ко всему, он жил рядом с городом Эссен (а это довольно далеко от Херне - PB). Поэтому для того, чтобы начать работу над новым материалом, на первых порах нам с Крисом пришлось перебраться в его края. Именно тогда мы и сочинили 'Don't Fear The Winter'.

PB: - Новый продюсер Армин Саболь - это был ваш выбор, или его выбрали Noise?

Peavy: В 88-м Noise приобрели в Берлине новую студию "Sky-Trak", и предложили нам поработать в ней вместе в Армином. Мы согласились, и я ничуть не жалею об этом!

PB: - Как вы познакомились с Йоахимом Лютке и как родилась обложка для "Perfect Man" (1988)?

Peavy: Тогда я еще работал с Mekong Delta. Однажды мы просто сидели с ребятами в студии, пили пиво и болтали, и я заметил в мусорной корзине Ральфа какой-то рисунок. Я решил рассмотреть его поближе, и достал его. Рисунок мне очень понравился, и я спросил у Ральфа, кто его автор. Ральф сказал, что это работа одного парня из Вены - это и был Йоахим Лютке. Ральф дал мне его координаты, и разрешил забрать рисунок. Я связался с Йоахимом и спросил, можно ли использовать этот рисунок для обложки "Perfect Man". Он дал "добро" - с тех пор и началось наше сотрудничество и дружба!

PB: - Насколько мне известно, для альбома "Secrets In A Weird World" (1989) Йоахим Лютке нарисовал великолепное оформление в футуристическом стиле. Почему Noise не использовали эту работу для обложки пластинки?

Peavy: Я так и не получил от руководства Noise внятного ответа на этот вопрос. Все было согласовано и решено, но когда я взял в руки готовый альбом, на обложке красовалась лишь наша фотография. Я был в шоке, но уже не мог ничего изменить!
Практически на всех обложках альбомов, которые Noise выпускали в то время, красовались фото музыкантов. Наверное, мода была такая.

Оригинал обложки для альбома Secrets In A Weird World Оригинал обложки для альбома Secrets In A Weird World

PB: - "Reflections Of A Shadow" (1990) - пожалуй, самый нестандартный альбом Rage. Почему сейчас в ходе ваших концертов вы не исполняете ни одной вещи с этой пластинки?

Peavy: "Reflections..." - один из моих самых любимых альбомов Rage. Он получился очень прогрессивным и экспериментальным, и, на мой взгляд, в этом его вряд ли можно превзойти. Полагаю, что, "Reflections..." можно сравнить с классическими работами Rush и Savatage. То, что сейчас мы не играем вещи с этого альбома - это наше упущение. Просто за 20 лет у Rage накопилось столько материала! В предстоящем туре в поддержку "From The Cradle To The Stage" мы постараемся добавить в сет-лист что-нибудь с "Reflections...", например, вещь 'Waiting For The Moon'.

PB: - "Trapped!" (1992) - ваш первый опыт студийной работы в США. Как родилась идея о сотрудничестве с Томом Моррисом? Почему вы не работали в Morrisound Studios впоследствии?

Peavy: Когда в 1992-м мы решали, где мы будем записывать "Trapped!", я предложил поработать с Томом Моррисом. Свен Конквест, наш продюсер, поддержал эту идею. Что же касается записи "The Missing Link" (1993), то решение о выборе студии также принимал Свен Конквест. Я не помню, почему мы тогда не стали снова работать в Morrisound Studios - возможно, эта студия уже была занята в то время, когда мы собирались записывать альбом.

PB: - В 94-м Манни решил уйти из группы. Оглядываясь назад - мог бы ты тогда исправить ситуацию и сделать все, чтобы Манни остался в группе?

Peavy: Это были непростые времена. Манни и его жена ждали ребенка, и он уже не мог полностью посвящать свое время работе в Rage. Кроме этого, мы не собирались продлевать контракт с Noise, и в тот момент я не мог гарантировать Манни стабильный доход, который тогда ему был просто необходим. Мне кажется, в то время не было никакой возможности предотвратить его уход из группы.

PB: - Какие у вас сейчас отношения с Манни?

Peavy: У нас сейчас нормальные отношения - мы перезваниваемся время от времени, иногда встречаемся на концертах или за кружкой пива. Я очень рад, что Манни решил вернуться в музыку, ведь игра на гитаре - это его призвание. То, что Крис Болтендаль решил пригласить Манни в Grave Digger - это самый правильный выбор, лучший из всех возможных вариантов. На мой взгляд, Манни - намного более сильный гитарист, чем Уве Люлис, и приход Манни в Grave Digger позволит вернуть группе утраченные за последнее время позиции.

PB: - Многие фэны мечтают о том, чтобы в Rage вновь появился второй гитарист и, как один из вариантов, обсуждают гитарный дуэт Виктора Смольского и Манни Шмидта. Что ты об этом думаешь?

Peavy: Мне кажется, этого никогда не произойдет. Виктор и Манни - два соло-гитариста, два лидера. Если в группе играют два гитариста, то один из них играет соло, а другой - ритм. Так обычно и происходит - возьми, например, Metallica, Judas Priest и т.д. Зачем группе два соло-гитариста? Из этого не получится никакой гармонии, только шум. Мне кажется, нынешний состав Rage - оптимальный вариант для группы. Я, Виктор и Майк отлично сыгрались за эти 5 лет, и не стоит оглядываться назад!

PB: - У Rage - много нереализованных вещей. Не собираетесь ли вы записать альбом, подобный "10 Years In Rage" (1994), для которого вы доработали не выпускавшиеся до этого номера?

Peavy: Я не вижу в этом смысла - ведь у нас так много новых идей! Просто при работе над пластинкой мы сочиняем больше песен, чем может вместить альбом, и мы стараемся отобрать для него самые лучшие. Но некоторые из идей могут быть использованы в будущем - например, базовая структура песен 'Mystery Trip' и 'Death Is On Its Way' была сочинена еще в 96-м во время работы над "End Of All Days", а увидела свет лишь на альбомах "Unity"(2002) и "Soundchaser" (2003) после основательной доработки.

PB: - Не собираетесь ли вы записывать какие-либо кавер-версии?

Peavy: Пока нет. Мы уже начали работать над новым студийным альбомом - скорее всего, он будет оркестровым. Пока рано говорить, что из этого получится, но мне кажется, что по духу он будет близок к альбому "XIII" (1998). Возможно, мы пригласим поучаствовать в записи кого-нибудь из известных музыкантов.

PB: - В предстоящем туре на разогреве у вас будут выступать Dead Soul Tribe. На мой взгляд, это весьма неожиданный выбор.

Peavy: А мне так не кажется. Dead Soul Tribe - прекрасная группа, которая играет великолепную музыку! Их материал можно описать как смесь ранней Metallica, Jethro Tull и Type O' Negative. Мне кажется, в качестве разогревающей команды Dead Soul Tribe - намного более интересный вариант, чем, к примеру, Primal Fear.

PB: - Какие еще команды, помимо Dead Soul Tribe, привлекли твое внимание в последнее время?

Питер Пиви Вагнер

Peavy: На SPV/InsideOut выходят альбомы многих весьма интересных групп. По возможности, я стараюсь следить за творчеством этих коллективов. Кроме этого, мне нравится Perzonal War - Виктор продюсировал их предпоследний альбом. Возможно, мы пригласим их выступать у нас на разогреве во время следующего тура.

PB: - В прошлом году группа открывала свои выступления акустическими сетами. Многие ожидали, что запись акустической программы будет выпущена как часть "From The Cradle To The Stage" (2004), но этого не произошло. Собираетесь ли вы выпускать акустический альбом?

Peavy: Рано или поздно, мы это сделаем. Мы подумываем об этом уже года полтора. Думаю, что это будет полноразмерный акустический альбом, возможно, мы запишем его при участии оркестра. Может быть, мы запишем его в студии, а может быть, вживую. Поживем - увидим!

PB: - Недавно вы сняли клип к песне 'Straight To Hell'. Почему вы решили сделать клип именно к этой вещи с альбома "Welcome To The Other Side" (2001), а не к какому-нибудь номеру с последнего альбома Rage?

Peavy: Дело в том, что сейчас 'Straight To Hell'- самая известная песня Rage в Германии. Многим детям и взрослым знаком рифф из 'Straight To Hell' по фильму "Мокасины Маниту", ведь это - один из самых кассовых фильмов за всю историю немецкого кинематографа. Но мало кто знает, что это - песня Rage. У нас, наконец, появилась возможность снять клип с использованием фрагментов из этой замечательной комедии, и клип 'Straight To Hell' стал для нас отличной возможностью лишний раз заявить о себе как в Германии, так и во всей Европе.

PB: - И напоследок - один личный вопрос. Ты не против?

Peavy: Задавай, не стесняйся!

PB: - Не собираешься ли ты жениться?

Peavy: Нет, не собираюсь! (смеется) Я уже был женат один раз, и развелся. Думаю, с меня пока хватит. У меня есть близкая подруга, мы отлично ладим друг с другом, и я надеюсь, что наши отношения будут долгими и счастливыми!

PB: - Спасибо за то, что нашел время пообщаться! Надеюсь, когда-нибудь Rage снова приедут в Россию с концертами!

Peavy: Спасибо за интересные вопросы! Сейчас мы ведем переговоры о концертах в Москве и Санкт-Петербурге в следующем году, и может быть, мы выступим в России в феврале 2005-го.

Павел 'Pink Bubble' Шапцев специально для ALIVE

Special thanks to Joachim Derschka, Manni Schmidt & Joachim Luetke for the help with the pictures.

Комментарии к интервью "Peter \'Peavy\' Wagner - "20 лет на эстраде""

Для того, чтобы оставлять комментарии, Вы должны быть авторизованы на сайте.

Реклама:

Рецензии

Best Of - All G.U.N. Years - Выпущено без участия Rage

Один из многочисленных сборников от ныне канувшей в лету рекорд-компании G.U.N. Такие сборники G.U.N. выпускали практически для каждого крупного коллектива, который сотрудничал с ними. Группа...

5 из 10, Alex2

Реклама