Виктор Смольский: по жизни с экстримом

Преамбула. Виктор Смольский. Сын белорусского композитора и академика Смольского, он в двадцать лет покинул Родину, но не по экономическим или социальным причинам, а чтобы иметь возможность заниматься любимым делом - играть серьезную музыку. Благодаря своему упорству и таланту Виктор сумел разрушить все стереотипы, став одним из самых востребованных музыкантов мира. Его приглашают играть классику с симфоническим оркестром, писать музыку к фильмам, играть джаз и блюз. Он дает уроки гитарного мастерства и продолжает по старой памяти помогать друзьям записывать соло… А еще он профессиональный гонщик. Именно последнее привело Виктора вначале октября в Москву - его пригласили принять участие в 6-часовой гонке Гран-при Москвы. Именно там состоялась наша встреча.

Часть первая. Скоростная.

- Гонка не очень удачно сложилась?

- Да, могло быть и лучше. После пит-стопа было очень тяжело ехать. Машина ехала (смеется) кривовато. Всю правую сторону заменили, и отрегулировать, естественно, не удалось.

- А как вам трасса показалась?

- Ну, конечно, назвать это трассой нельзя. Может быть, здесь это и нормально, но с "теми" трассами, сравнивать нельзя. Словно другой вид спорта. Потому что здесь и прыгаешь, и рытвины есть, и ямки…

- А с чего вообще началась ваша гоночная карьера?

- Автогонки - это мое давнее хобби. Я и в Белоруссии гонялся на кольце на таких смешных машинах, как Эстония-21, которые больше ломались, чем ездили. На картинге гонял... Но в Белоруссии это было непрофессионально - просто так, побаловаться. А в Германии мой хороший знакомый, двукратный чемпион Германии по ралли, работает инструктором в самой крупной в Германии раллийной гоночной школе - ADAC Rallye. И я пришел в эту школу тренироваться. Система отбора там такова: ты платишь за первую ступень, а на следующую проходишь уже по конкурсу. Так вот, на последнюю ступень прошли всего 9 гонщиков, и я в их числе. Я получил лицензию и после этого он нашел мне первого спонсора, пригласил гостем на Waresteiner Rallye и дал мне своего штурмана, очень профессионального. Это помогло сразу быстро поехать, и спонсор подтвердил, что он может оплатить следующие гонки. Но, к сожалению, ралли на Западе - страшно дорогое удовольствие и очень мало рекламы. Найти туда спонсоров - это ой-ёй-ёй! Нужно быть или очень богатым, или очень талантливым. Но даже, несмотря на талант, нужно иметь деньги.

- И тогда вы переключились на кольцо?

- Нет, просто во время одного из ралли мой знакомый пригласил меня вторым водителем на гонку 500 км в классе young time - это старые машины типа БМВ 2002, "акулы". Я когда первый раз их увидел, подумал, старье какое! А познакомился ближе - пластиковые кузова, вес 800 кг, 2-литровые двигатели турбо. Да и физическая подготовка нужна хорошая, потому что машины очень жесткие. Я по 5 килограмм за выходные терял. И первую гонку, когда мы вдвоем поехали, мы заняли в Кампусе 5-е место. Все просто в шоке были, я сам тоже. И команда, за которую мы выступали, пригласила меня дальше. Я сразу же подключил всех своих музыкальных спонсоров, музыкальные газеты.

- А вообще как в команде отнеслись к тому, что к ним в команду пришел гитарист, играющий в металлической группе?

- Как всегда: сначала все смеются, что это за волосатый такой пришел? Умеет ли он ездить? Но потом все пошло нормально, сдружились. Команда просто идеальная: прекраснейшие ребята, сплошной праздник. И я начал показывать хорошее время. Самый мой лучший результат был - это 2-е место, а 2-е место завоевать в многочасовых гонках - это надо очень мало ошибок сделать. Я бы не сказал, что я очень быстрый, но ездил стабильно и никогда особых ошибок не совершал.

- Любой пилот-кольцевик, формулист, хотя он может в этом открыто не признаваться, мечтает попасть в Формулу-1. Любой гонщик, ездящий в гонках на выносливость, мечтает проехать 24 часа Ле Мана и 24 часа Дайтоны. У вас есть желание проехать одну из этих гонок?

- У меня была мечта поехать в 24-часовой гонке - я поехал. В Формулу я не хочу совершенно. Это совершенно другой вид спорта, с кузовами не имеющий ничего общего. Я пробовал тестироваться на Формулах - на Формуле Рено, Формуле БМВ, даже был у меня небольшой заезд на Формуле-3000. Совершенно не мое, потому что страшно бьет по рукам. После таких поездок пальцы просто не разгибаются, а это никак не сходится с моей профессией.

- И все-таки, 24 часа Ле Мана…

- Не-а! На самом деле 24-часовая гонка на Нюрбургринге мне нравится больше, чем Ле Ман.

- А чем вас как гонщика привлекает Нюрбургринг?

- Тем, что эта гонка - настоящий праздник. И намного интереснее, потому что в Ле Мане заранее все понятно, потому что там одна компания перед другой миллионами кидается: кто больше миллионов вложит. Мне кажется, чем профессиональнее все поставлено, тем неинтереснее. Допустим, как и Формулу-1 мне уже неинтересно смотреть, потому что там все понятно. Намного интереснее, на мой взгляд, американские серии, потому что там в каждой гонке новый победитель. И атмосфера в Ле Мане мне не нравится, потому что за кулисами все "средний палец наверх", никто ни с кем не общается, никто ни с кем не разговаривает, стра-ашная конкуренция. А Нюрбургринг - просто семейный праздник. Там каждый друг другу поможет, выручит...

- А у вас были такие случаи, когда вас выручали?

- Да! Да! Просто бывает, машина сломается, запчастей не хватает, подскакивают механики с другой команды, помогают, подкручивают. Ребята с других команд даже на машине подтягивают, если ты где-то вылетаешь. Хотя конечно, там и конкуренция, и разбиваются… Но когда там больше 200 машин стартует и когда, как на последней гонке, приходят 160 тысяч человек, которые живут там все четыре дня вокруг трассы в палатках - это праздник! На самом деле, я такого нигде не видел.

- Ваша последняя 24-часовая гонка на Нюрбургринге закончилась сходом за 15 минут до конца

- Мы прекрасно шли, мы были четвертыми в нашем (с объемом двигателя до 3 литров - прим. авт.) классе. А наш класс - самый заполненный. И у нас был один водитель, который немного не контролировал себя. Он ехал очень быстро, каждый круг пытался доказать, что он самый быстрый и самый лучший и забыл, что 24-часовая гонка требует совсем другого. Ну и умудрился в последние полчаса разнести полностью рулевую, потому что он прыгал через все бортики, срезая все повороты, и развалил машину за 15 минут до конца гонки. После чего был, конечно, уволен из команды.

- Даже так?

- Да, он вышел из машины, и хозяин команды его просто уволил.

- Очень жестко.

- Да, очень жестко. Потому что он нас не только, возможно, пьедестал отнял, он нам подрезал спонсоров, потому что квалификация в 24-часовой гонке происходит только по прибытию.

- Нюрбургринг - любимая трасса? Или же есть более любимая?

- Любимая трасса? Мне очень нравится, Зандвоорт. Она очень красивая. И я на ней очень быстро езжу - не знаю, почему. Темп, что ли там под меня подходит. Туда приятно ездить отдыхать: буквально через горочку переходишь - пляж, море… Просто рай. Все гонщики любят эту трассу. Хотя Нюрбургринг - особенная трасса. Он очень опасен. Там нет ни одного поворота, нет ста метров, чтобы на них кто-то не разбился. Я там "похоронил" свою частную машину. Ту самую БМВ Альпину Б6. На листьях поскользнулся. Их не было за круг до этого. И ведь на дождевой резине шел, а ветерок подул... В общем в том повороте оказалось очень много листьев... Самое обидное, что на этой трассе, когда ты пересекаешь шлагбаум, страховку не платят. Ни одна фирма не страхует на этой трассе. Пришлось машину просто погрузить и выкинуть.

- А в обычной жизни как вы можете охарактеризовать себя как водителя?

- В принципе, после гонок я очень спокойный, две недели спокойно езжу, а потом начинается опять… У меня машина такая, что постоянно хочется на автобане на педаль надавить.

- И какая, если не секрет?

- У меня частная БМВ М3.

- У вас такая любовь к БМВ?

- Просто как-то так получилось, что у меня есть хорошие знакомые в БМВ, поэтому легко и с запчастями, и с тюнингом. До М3 у меня была БМВ Альпина Б6. Забавная машина. Выглядит просто, но под четыреста лошадиных сил. Конечно, когда машина под 300 ходит, то их хочется выжать, благо Германия - единственная страна, где нет лимитов на автобанах.

- А под полицию не попадали?

- Было. На съемку ехал, и на 280 меня полиция потеряла. (Смеемся.) Сзади камера ехала, начала снимать и на 280 - потеряла.

- Совсем как в фильме "Такси-3"...

- А я ее просто не заметил. (Смеется.) Обычная машина была, без раскраски. Автобанные полицейские на обычных машинах ездят. Я ее не видел и уехал от нее. А через неделю мне прислали видео и вызвали в полицию. Но мне только нужно было показать бумагу, что у меня мотор "открыт".

Часть вторая. Музыкальная

- И все же гонки - это только хобби. Настоящая ваша профессия - музыкант, что в общем-то неудивительно - ведь вы выросли в музыкально-академической среде. Но почему из всех музыкальных направлений вы выбрали тяжелую музыку?

- Трудно даже сказать почему. Думаю, что рок-музыка, если обобщить под словом "рок" - металл и все остальное - это та энергия, которая мне нравится, которая подходит под мой характер. Я начинал играть с классики, затем пять лет был в джазовом коллективе, только что приехал из Америки, где играл блюз... В общем поиграл во всех стилях и направлениях и понял, что металл - это моя музыка.

- Но в начале 80-х не то что играть, слушать металл было небезопасно.

- Поэтому, начиная с 8-го класса, меня по кабинетам таскали. Я устраивал дискотеки и начинал крутить музыку типа AC/DC, а на второй песне - уже стоял у директора и отчитывался.

- Это был своего рода акт бунтарства?

- Нет! Нет! Я всегда делал лишь то, что хотел. Мне абсолютно все равно: коммунизм, перестройка... Мне нравилась эта музыка и я это делал.

- Вы покинули Белоруссию в начале 90-х. Что было основной причиной отъезда?

- Все началось, когда при студии "Песняров" мы создали группу "Инспектор" и решили петь на английском. И это была не дань моде или еще что-то. Не знаю почему, но мне больше нравится звучание английского языка. Но, как только мы сделали программу на английском - нас сразу "зарезали", радио запретили, концерты запретили. Ну, запретили - и не надо! Мы уехали в Германию.

- Просто так взяли и уехали?

- Мы были в Польше на фестивале и выиграли какой-то Гран-при. И там было две немецкие группы - за нами заняли места - они пригласили нас в Германию. Мы очень сдружились и вместе поехали в турне. А по его окончании, нас сразу же пригласили на следующие гастроли. В общем, так мы зацепились, и три года ездили туда-сюда, пока нам не закрыли визу: вызвали в посольство и сказали, что это вы ребята в Германию разъездились? И на полгода закрыли. Вот тут я "на белого коня сел": оформил немецкий паспорт, послал всех очень далеко и уехал.

- Но в Германии пришлось все начинать с нуля?

- Конечно, в первое время очень тяжело было. Со мной еще двое ребят из "Инспектора" поехало, но они не выдержали. Чисто психологически. Трудно с нашим менталитетом приехать туда и остаться там жить. Немцы народ в принципе неплохой, но они довольно холодные, не такие открытые, как мы. Вообще весь Запад таков - каждый сам в себе, особо помощи ни от кого не жди. Там тяжело пробиться - надо крепкие нервы иметь, и, конечно, первую пару лет мне было очень трудно. Свой первый компакт-диск я сам записал и сам профинансировал. То есть я решил рискнуть, взял кредит, влез в минус, но через полгода окупил вдвойне: диск имел успех и я получил работу. И года три занимался тем, что записывал для известных немецких команд гитарные соло. А затем на студии встретился с группой Майн Одисси - я им тоже писал диск по заказу - и мы решили вместе работать. Похожая история и с Rage получилась. Мы работали на одной студии. И Rage срочно был нужен студийный музыкант, который за два дня запишет гитару, потому что у них через три недели была сдача альбома. Я им за два дня полностью диск записал. Пиви (Вагнер, вокалист и бас-гитарист, создатель Rage - прим. автора) не верил, говорил: "А такое бывает?" Ну, а потом пришел их менеджер и пригласил меня.

- Благодаря переезду в Германию, которую можно считать Мекой тяжелой музыки в Европе, вам удалось сделать удачную карьеру. Вас знают во всем мире, но не на Родине... Вам не обидно, когда вы сталкиваетесь с тем, что какая-нибудь смазливая искусственно сделанная поп-дива поющая под фонограмму, собирает целые стадионы, а на концертах, где исполняется серьезная музыка количество зрителей намного меньше?

- Мне совершенно все равно. У меня это никакой ревности не вызывает. Ради Бога. Толпе нужен этот бред - пусть идут и слушают. Когда эта попса приезжает и собирает стадионы - ради Бога. Я считаю, что если это дерьмо, которое из колонок лезет, этим людям нужно, значит, они этого заслуживают. Никаких проблем.

- Для вас музыка - это искусство ради искусства?

- Я получаю удовольствие от того что я делаю, и это для меня самое важное. Для меня музыка - это не бизнес, чтобы зарабатывать деньги. И я не делаю это только потому, чтобы мне больше нечем заработать на жизнь. Просто я без этого не могу жить. И конечно, мне очень приятно, играя на концертах, видеть людей, которым нравиться моя музыка и та энергия, которая от них исходит, дает мне силы работать дальше.

- Одной из причин, что тяжелая музыка в России, остается в подполье - является тезис, что это музыка сатанинская и вредная. Причем с пропагандой данного утверждения мы встречаемся почти каждый день. Как по-вашему, откуда у современных людей возникает подобный средневековый атавизм, желание развязать "охоту на ведьм"?

- Да ну, бред. При чем тут сатанизм? Конечно, есть такие команды, в готике, к примеру, которые создают определенный имидж, но это я не отношу к музыке, потому что это своеобразный театр. Там может быть меньше музыки, которая меня интересует, но людям нравится - весь этот грим, бутафория, и это тоже может быть интересно. Я - человек не верующий. Но я иду в церковь с удовольствием, потому что мне это нравится. Мне нравится атмосфера. Я могу сидеть на мессе в церкви и получать от этого удовольствие: от той музыки, от всей этой красоты. Хотя я не буду молиться. То же самое происходит и с теми кто слушает подобные группы. Люди, приходят на концерты, потому что эта атмосфера им нравится. Ради Бога. Почему нет? Музыка мне такая совершенно не нравится, я не большой любитель таких групп, как Nightwish и все остальное. Это не мой мир. Но если это кому-то нравится, почему нет? Если есть спрос...

- Недавно в Интернете были обнародованы результаты следующего исследования: была опрошена большая аудитория - около 300000 человек, относительно связи между музыкальными пристрастиями и умственным и интеллектуальным уровнем людей. И выяснилось, что самый низкий интеллектуальный уровень у тех, кто слушает техно, поп и прочие подобные направления, а выше среднего уровня - у тех, кто слушает классическую музыку, рок, блюз, джаз. Как вы можете это прокомментировать?

- Конечно, я полностью согласен, потому что оно так и есть. Любой человек, который интересуется искусством - совершенно все равно, каким - читает книги, пишет картины или просто любит живопись, или интересуется хорошими фильмами и понимает их, или музыку слушает - любое из искусств страшно развивает. И мне на самом деле грустно смотреть на детей, которые на этом техно уже свихнулись. У меня у самого клуб, и там есть один день, когда такая музыка присутствует. Я туда на пять минут захожу - только чтобы открыть и закрыть. И мне этих пяти минут хватает, чтобы нервным выходить. Потому что это просто действует на психику. Вообще музыка - это наркотик. Определенного плана наркотик.

- Как вы считаете, является ли засилье популярной музыки, особенно таких направлений, как техно, поп в худшем смысле этого слова, является ли оно следствием отсутствия минимальной музыкальной культуры и людей и в частности, у детей?

- Абсолютно точно. И самая главная проблема, почему этой культуры нет в том, что у нас эту культуру никто не воспитывает. У нас перегибают палку, начиная со школ. Детей пытаются силой в классику заволочь. Естественно, все, что силой - отвергается.

- А в Германии поступают также?

- Нет, в Германии никто никого не заставляет. Там музыкальная культура очень развита. Все разрешается, хотя джаз, рок-музыку никто специально не припадает. У нас ситуация другая. Скажем, если кому-то нравится рок, и он приходит в школу и у него значок какой-нибудь группы - начинается: "А!!! Что это за дрянь!". "Хоронят". И так было всегда. Я помню, когда на эстрадном отделении я начал играть джаз, у меня был такой смешной педагог - ему лет сто уже было тогда - и он мне все время говорил: "Кто играет джаз..." Ну как это... Была такая фраза, я умирал...

- Сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст.

- Точно! То есть это был чуть ли не криминал уже. Я пытался такие модерновые вещи, авангард-джаз играть, это было что-то вообще! Я родину продал. С этого надо начинать. Вот не воспитывали детей, а потом они начинают слушать это техно. Там не надо никакой культуры - сделай чуть погромче, и все. Там один бас.

- Тем не менее ваша сольная карьера связана, в том числе и с классической музыкой, и вы часто даете концерты с симфоническим концертом...

- Да, я просто люблю музыку играть. Любую.

- А каким образом составляются программы этих концертов?

- Играя сольные проекты, я никаких компромиссов с бизнесом не делаю. Я играю только то, что мне хочется и то, что мне нравится.

- Ваши любимые композиторы?

- Много! Вообще, музыка - это под настроение. Бывает настроение какое-то спокойное, грустное - хочется такую же музыку слушать. Бывает, хочется не просто слушать - хочется над ней работать. Чайковского, Мусоргского на самом деле нужно очень внимательно слушать. Нельзя сесть и... Засыпать прекрасно под Альбинони. Это прекрасная красивейшая музыка, но там все понятно. В нее не нужно вслушиваться.

- А вообще музыкант может слушать музыку, абстрагируясь от того, что он музыкант?

- Конечно.

- Вы можете абстрагироваться?

- Да! Но у меня такая реакция: если музыка профессионально сделана, я могу ее нормально слушать, как обычный слушатель. Но если музыка непрофессиональная, я сразу это слышу. Слышу все "лажи", фальшивые ноты, фальшивые аккорды...

- Актеров часто спрашивают о тех ролях, которые им хотелось бы сыграть, но которые по каким-то причинам не сыграны. Перефразируя этот вопрос, какое произведение вам хотелось бы сыграть, если это по каким-то причинам не было реализовано? Или вы уже реализовали свою мечту?

- В принципе, все мои мечты сбываются пока. Все, что хотелось - все достигается. Хотя... Я мечтал сыграть с одним музыкантом... Это Фрэнк Заппа. Это был полностью "сумасшедший" человек, один из самых лучших авангардистов, который ставил эксперименты, которые никто больше не делал, собирал такие оркестры! Выдумывал такое! Вот это, конечно, было бы очень интересно. Но, к сожалению, уже не получится, потому что ушел он из этой жизни. В остальном, я доволен всем.

- По версии японского журнала Young Guitar Player последнее время в десятку лучших гитаристов стабильно входят такие молодые гитаристы как Яни Лииматайнен, Алекси Лайхо, Гус G. Как вы можете оценить их творчество с точки зрения коллеги по ремеслу, учитывая молодой возраст этих музыкантов. И вообще, насколько подобные рейтинги отражают реальное соотношение сил?

- Я не совсем люблю оценивать других гитаристов. Кто-то лучше играет, кто-то - хуже. Дело в том, что все эти десятки составляются не по уровню игры на гитаре, а лишь говорят о популярности. Иногда в десятки попадают люди, которые, по моему мнению, играют плохо или даже очень плохо. Но они там, потому что они продали очень много компактов или просто группа очень популярна.

- Возвращаясь к сплаву классической и тяжелой музыки. Что вы думаете о концертной сюите Ингви Мальмстина?

- Мне не нравится, то, что он сделал... Думаю это получилось так. Ему нужно было срочно поднять свой имидж сильно упавший. С оркестром тогда было что-то придумывать очень модно. Конечно, он с классической музыкой связан, потому что много ее на гитаре играл, но что касается оркестра, аранжировок, то он не имеет ни малейшего понятия об этом. Они почти не играют вместе. То есть, он играет сам по себе, а оркестр - сам по себе. И мне не нравится...

- А вам не хотелось самому сделать подобный проект, который совместил бы классическую музыку и тяжелую?

- У меня много было проектов с оркестром, и я писал музыку к фильмам, в том числе и в Германии. Три раза у меня были гастроли по Европе. Если взять Heretic, мой сольный проект с оркестром, то там совершенно другое. Это концерт, который был написан для оркестра с гитарой, а не как Мальмстин, переложил просто аранжировку с клавиш на оркестр. Сейчас я делаю с оркестром баховскую программу, которая полностью будет состоять полностью из произведений Баха, но будет по-роковому аранжирована.

- Какие произведения туда войдут?

- Там очень много. Я хочу полуторачасовую программу сделать. Она была уже полностью сыграна на баховском фестивале в Лейпциге. Там и фуги, и прелюдии.

- Но это были короткие произведения сами по себе, не отрывки больших?

- Да. И причем в основном, не известные. Услышите. Два бонус-трека вошли в последний альбом Rage. Один - европейский бонус, другой - японский бонус. Оба Баха из моей программы.

- В заключение хотелось бы еще пару вопросов. Чем же, помимо гонок и музыки, интересуется человек Виктор Смольский?

- Всем экстремальным. С парашютом прыгает, на вертолете учится летать.

- Под водой?

- Под водой чего-то не пошло, я пробовал. Не совсем понравилось. На Эльбрус лазил. Тоже было интересно. Там сорвался один раз. Повисел на скале. Ой-ёй-ёй! Адреналинчик так поднялся. Серьезно! А один раз в трещину провалился. Но не страшно было, потому что в связке шли. Перед нами там группа погибла - их лавина снесла. Достать-достали, но две лошади остались. Я решил посмотреть и с тропы сошел. И - фьють в трещинку! Там снегом было прикрыто, а внизу - трещинка. И я так в темноту - тю-ю-ю! Повисел. Достали. Но вот такого плана все нравится.

- А как ваши коллеги по группе относятся к вашим экстремальным занятиям?

- Они боятся. Меня за психованного считают. Потому что они оба такие спокойные, что я даже быстрое еду, и они уже боятся. И Пиви, и Майк. Майк вообще ездить боится. Он другим спортом занимается - он качок. А скорости он пугается. И вообще он экстремальный спорт не признает и со мной ездить не любит. Пиви то же самое. Он смотрит на меня, как на больного.

- И, напоследок, традиционный вопрос, о планах на будущее

- Планов много. Сегодня я улетаю, и у нас сразу недельный тур, затем двухмесячное европейское турне вместе с Helloween, потом джазовый фестиваль, затем продолжение записи сольного компакта в студии, потом новогодняя съемка DVD. Начало года - Япония, турне, потом февраль - нас ждет Америка, Бразилия... Март - музыкальные выставки пошли, короче - полгода вперед уже все ясно.

Как было ясно и то, что наша беседа подошла к своему логическому концу...

Авторы:
Thrash Metal Cat (беседа, авто и спортивные вопросы)
Speed Metal Cat ("сведение", музыкальные и около музыкальные вопросы

Комментарии к интервью "Виктор Смольский: по жизни с экстримом"

Для того, чтобы оставлять комментарии, Вы должны быть авторизованы на сайте.

Реклама:

Рецензии

XIII - Когда цифра 13 приносит удачу

Тяжело писать беспристрастный обзор альбома, который является твоим самым любимым, но все же я попробую преодолеть желание расхваливать XIII и остановлюсь лишь на фактах.

С середины 90х годов в Rage наметилась...

10 из 10, Rick

Реклама